Краеведение
Главная страница Коллектив Учебный процесс Наша история РКПМО Документы Родителям Работы учеников Новости Школьное питание ФГОС Фотоальбом Семья Краеведение Обратная связь Карта сайта

 

МОУ Ульянинская основная общеобразовательная школа

В те времена укромные,

Теперь почти былинные,

Когда срока огромные

Брели в этапы длинные

В.С. Высоцкий

На русской Голгофе...

 

 

 

 

 

 

 

Недалеко от Москвы есть район Бутово. Долгое время там существовал секретный полигон, о назначении которого знали лишь посвященные единицы. Для большинства людей, живших неподалеку, было непонятно, почему обычный пустырь является сверхсекретным объектом. И лишь старожилы на вопросы об этом странном месте хмуро отводили глаза в сторону.

И только в конце 80-х гг. в годы перестройки, когда были открыты некоторые архивы КГБ, стала известна страшная правда о Бутовском полигоне. В годы сталинских репрессий это место стало последним пристанищем для тысяч наших соотечественников. Раскопки выявили тонны останков людей, расстрелянных здесь. И бутовский полигон получил второе, зловещее название: Русская Голгофа.

Многие тысячи безвинно осужденных людей остались здесь навечно. Тысячи жизней оборвал короткий выстрел в затылок, и кучи трупов, сваленных в один ров, на несколько десятков лет остались неизвестными. И, к несчастью, среди этих жертв есть наши земляки.

Теперь стало известно, что еще в 1918 году в Ульянинской волости произошло «кулацко-эсеровское» восстание. К сожалению,  автор пока не располагает точными данными об этом событии. Однако, с большой долей вероятности можно утверждать, что так называемое восстание было реакцией местного населения на действия продотрядов. Осенью 1918 года большевики в условиях жесткого кризиса хлебозаготовок вводят правило, когда каждый крестьянский двор  должен был сдать государству все «излишки» хлеба и других продуктов, для сбора которых из города в деревни были направлены продотряды, состоящие из рабочих и солдат, которые должны были изымать эти самые излишки. Зачастую изъятие излишков приводило к тому, что у крестьян отбирали все до последней крошки, не оставляя ни на пропитание семье, ни на семена. Разумеется, что естественной реакцией людей было сопротивление. Сопротивление крестьян было настолько ожесточенным, что к концу 1918 года власти были вынуждены отменить продотряды из-за угрозы всеобщего крестьянского восстания.

Вероятнее всего, выступления крестьян против продотрядов и были названы «кулацко-эсеровским восстанием». Прошли годы и его участники наверное забыли об этом эпизоде их жизни. Но настали роковые 30-е, когда миллионы людей пострадали от сталинских репрессий. И власть решила вспомнить всех, кто когда-то и как-то выступил против нее. И из Ульянинской волости были арестованы 3 человека, которые принимали участие в мятеже. Это Безбородов Семен Васильевич, житель с. Ульянино, Романов Николай Петрович, который до марта 1937 года был бригадиром в колхозе и простой колхозник житель с. Давыдово Чуприков Иван Сергеевич . Им вменялась ст. 58-10  УК СССР (контрреволюционная агитация) . Обратим внимание на то, что людей судили за деяния, совершенные ими 20 лет назад. Удивляет и то, как быстро вершилось «правосудие». Все обвиняемые были арестованы 25-26 января 1938 года, а уже 21 февраля того же года они были расстреляны на Бутовском полигоне (Чуприков И.С. был арестован 27 ноября 1937 года и расстрелян 8 декабря того же года).

О том, как производились расстрелы, сохранились воспоминания человека, который руководил казнями. Приведем выдержки из них.

Людей заводили в барак якобы для "санобработки". Непосредственно перед расстрелом объявляли решение, сверяли данные. Делалось это очень тщательно. Наряду с актами на приведение в исполнение приговоров, в документах были обнаружены справки, требующие уточнения места рождения, а нередко и имени-отчества приговоренного. Приведение приговоров в исполнение в Бутово осуществляла одна из так называемых расстрельных команд, в которую, по рассказам и. о. коменданта, входило три-четыре человека, а в дни особо массовых расстрелов число исполнителей возрастало. Один из местных жителей, служивший шофером на автобазе НКВД (а шоферы автобазы НКВД были тогда люди осведомленные), говорил, что весь спецотряд состоял из двенадцати человек. Первое время расстрелянных хоронили в небольших отдельных ямах-могильниках. Эти могильники разбросаны по территории Бутовского полигона. Но с августа 1937 года казни в Бутово приняли такие масштабы, что "технологию" пришлось изменить. С помощью бульдозера-экскаватора вырыли несколько больших рвов, длиной примерно в 500 метров, шириной в 3 метра и глубиной также в 3 метра. Приговоренных выводили no-одному из помещения барака. Тут появлялись исполнители, которые принимали их и вели - каждый свою жертву - в глубину полигона в направлении рва. Стреляли на краю рва, в затылок, почти в упор. Тела казненных сбрасывали в ров, устилая ими дно глубокой траншеи. За день редко расстреливали меньше 100 человек. Бывало и 300, и 400, и свыше 500. В феврале 1937 года 28 числа было расстреляно 562 человека.. По словам и. о. коменданта, исполнители пользовались личным оружием, чаще всего приобретенным на гражданской войне; обычно это был пистолет системы "наган", который они считали самым точным, удобным и безотказным. При расстрелах полагалось присутствие врача и прокурора, но соблюдалось это далеко не всегда. Зато всегда у исполнителей имелась в изобилии водка, которую привозили в Бутово специально в дни расстрелов. По окончании казни заполняли бумаги, ставили подписи, после чего исполнителей, обычно совершенно пьяных, увозили в Москву. Затем к вечеру появлялся человек из местных, чей дом до 50-х годов стоял на территории полигона. Он заводил бульдозер и тонким слоем земли присыпал трупы расстрелянных. На следующий день расстрелов все повторялось сначала.

Справедливость пришла слишком поздно. Наших репрессированных земляков реабилитировали. Чуприкова И.С. в 1956 году, Романова Н.П. в 1963, а Безбородова Н.С. только в 1989 г. К сожалению, посмертно...

И нужно признать, что это были не единственные жертвы тех роковых лет. В базе данных общества «Мемориал» числится еще ряд фамилий уроженцев с. Ульянино, пострадавших в годы репрессий. Это:

Казанцев Сергей Николаевич

Орлов Николай Васильевич

Романов Александр Васильевич

Савин Степан Егорович

При подготовки публикации использованы материалы сайта http://www.gulag.ipvnews.org/.

Краеведение

Назад

© Все права принадлежат МОУ Ульянинская ООШ. При использовании материалов ссылка на ulya-shk.narod. ru обязятельна.

Разработчик kuzyurvik@mail.ru